Как ребенка усадить за уроки


Как усадить ребенка за уроки? Методика, которая заслуживает Нобелевской премии мира

  • Поделиться на Facebook
  • Поделиться ВКонтакте
  • Поделиться в Одноклассниках

Нужно ли помогать ребенку с домашним заданием? Первоклашкам, наверняка,  помощь нужна, а дальше? Все же делать уроки – обязанность школьника, а не родителей. И тут появляется новая задача: как приучить ребенка делать уроки самостоятельно.  В ход идут уговоры, компромиссы,  а иногда крики и скандалы. Но, как оказалось, чтобы заставить ребенка делать уроки без всех этих побочных эффектов, нужно просто оставить его в покое. Как это сделать, рассказала Екатерина Мурашова.

Ребенок не хочет делать уроки. История первая

— У меня чудесная девочка. Добрая, отзывчивая, ласковая, умная. Если ее попросить, всегда мне поможет по хозяйству. На все праздники рисует мне рисунки — «любимой мамочке». Она учится в третьем классе. И учится-то неплохо! Но вот смотрите, я просто плачу, потому что у меня уже сил нет. У нас с ней все замечательно, пока дело не доходит до приготовления уроков.

Едва ли не каждый вечер мы с ней договариваемся, как все завтра будет: она сама сядет, их быстренько сделает (для нее это совсем не трудно), и мы с ней не будем ругаться. Но вот на следующий день доходит до дела, и у нее находится сто отговорок: сейчас я доиграю, сейчас водички попью, котика бабушке отнесу, бабушка просила ей плед из шкафа достать (это было вчера вечером, но она вспомнила только сейчас), а вот скажи мне, мама, я давно хотела тебя спросить…

И все это может тянуться часами! Сначала я пытаюсь себя сдерживать, отвечаю спокойно: давай потом, садись за уроки, уже вечер, ты потом уже ничего соображать не будешь, но в конце концов не выдерживаю и просто ору, как сержант на солдата:

Алена, садись немедленно, иначе я не знаю, что с тобой сделаю!

 Тут она обижается и начинает плакать:

Мама, что ты на меня всегда кричишь?! Что я тебе сделала плохого?

А я и правда чувствую себя каким-то монстром, ведь она у меня хорошая девочка-то! Но ведь нельзя уроки-то не делать! А если все на самотек пустить, так она до десяти часов проволынит, когда уже спать нужно, а не математику решать… Что нам делать? Я не хочу портить свои отношения с дочкой!

— Самое обидное вот что: если он все-таки сядет и сосредоточится, ему все эти уроки — тьфу! За полчаса-час все сделает в лучшем виде. Когда я сам был маленьким, это называлось — сила воли. Мы ее сами у себя тренировали, понимали, что это важная для жизни вещь. Так вот у него ее нет. 

Мы до вас были у психолога, еще в четвертом классе. Она сказала: болезнь у него, синдром дефицита внимания. Какой дефицит, если он всегда мог лего (маленькие такие детальки, вы знаете?) по пять часов подряд собирать, а теперь, если дорвется, в компьютере такие сложные уровни проходит, что у меня самого терпения бы не хватило!

Так что не в болезни дело, ответственности просто нет за свою будущую судьбу. А откуда взяться, если все вокруг только и делают, что их развлекают? Я ему говорю: ты пойми, надо просто взять себя в руки, сесть и сделать эти проклятые уроки. А потом все — до вечера гуляй, свободен! Он вроде понимает, но как доходит до дела… Матери и теще вообще хамит. Когда они мне жалуются, а я — к нему, отвечает: я их никогда сам первый не трогаю, пусть они не лезут, это мои уроки, в конце-то концов… 

Ребенок не хочет делать уроки. История третья

— Ой, вот только вы не начинайте, пожалуйста! Я это уже тысячу, если не миллион раз слышал! И все сам понимаю: десятый класс, надо уже собраться и думать о своей дальнейшей судьбе. Надо много заниматься, чтобы хорошо сдать экзамены… ну что там еще надо? Я все знаю! И вообще на сто процентов согласен. Вот мать мне не верит, думает, я ей вру, чтобы она отвязалась, а я не вру — я сам все время думаю, что вот, с завтрашнего дня, с понедельника, с новой четверти возьмусь как следует, подтяну то, что пропустил, и буду каждый день все уроки делать.

Я правда так думаю! Ровно до того момента, когда надо отложить телефон, выключить комп, музыку (у нас в классе есть такие, которые могут под музыку заниматься и даже под телевизор, а я не могу, мне тишина нужна) и сесть, наконец. И вот тут — полный аут.

Вы не поверите, я иногда даже учебник с тетрадью не могу себя заставить из сумки достать… Иногда подумаю: да что же это я, псих какой-то, что ли! Заставлю все-таки, принесу сумку, выну все, только соберусь позаниматься… И сразу сто разных дел вспоминаются: Вике обещал позвонить, «Вконтакте» надо кое-что срочно посмотреть, мать еще в среду просила кран на кухне подкрутить… Я понимаю, что таблеток от такого быть не может, но, может, гипноз есть какой?

Вы слышали такие монологи? А может, даже сами их произносили?

А представляете, сколько тысяч (да что там — миллионов!) родителей и детей по всему миру произнесут их прямо сегодня!

Как заставить ребенка делать уроки: советы психолога

Я хочу сообщить вам потрясающее известие: кажется, я знаю методику, позволяющую решить эту проблему! Хочу сразу сказать: эту методику придумала не я, а тринадцатилетний мальчик по имени Василий. Так что если все верно и за решение такой общераспространенной проблемы полагается Нобелевская премия мира в семье, то это не мне, а ему — Васе.

Я ему, если честно, сначала не очень поверила. Очень уж все просто. Но я — экспериментатор по воспитанию и образованию. У меня первая должность после окончания университета так и называлась в трудовой книжке — «стажер-исследователь».

Поэтому я провела эксперимент. Отловила двадцать семей, которые у меня в кабинете произносили монологи, подобные вышеприведенным, рассказала им о Васиной методике, и подговорила их попробовать, а потом мне отчитаться. Отчитались семнадцать из двадцати (трое просто пропали из моего поля зрения). И вот у шестнадцати из семнадцати — все получилось!

Читайте также: 4 причины учиться вместе с ребенком

Что нужно делать? Все очень просто. Эксперимент длится две недели. Все готовы к тому, что ребенок, может быть, вообще уроков за это время не сделает. Никаких, никогда. У маленьких можно даже с учительницей договориться: психолог порекомендовал эксперимент для улучшения сложной обстановки в семье, потом отработаем, подтянем, сделаем, не волнуйтесь, Марья Петровна. Но двойки ставьте, конечно.

Что дома?

Ребенок садится за уроки, ЗАРАНЕЕ зная, что делать их он НЕ БУДЕТ. Это понятно? Ну вот такой договор. Достать книжки, тетрадки, ручку, карандаши, блокнот для черновиков… что там еще нужно для приготовления уроков? Разложить все. А вот именно ДЕЛАТЬ УРОКИ — вообще не нужно. И это известно заранее. НЕ БУДУ делать.

(Но если вдруг захотелось, тогда можно, конечно, что-то немножко и сделать. Но совершенно необязательно и даже нежелательно, если честно).

Выполнил все подготовительные этапы, посидел за столом десять секунд и пошел, допустим, играть с котом. Потом, когда игры с котом закончены, можно еще раз подойти к столу. Посмотреть, что задано. Узнать, если чего-то не записал. Раскрыть тетрадь и учебник на нужной странице. Найти нужное упражнение. А ДЕЛАТЬ опять ничего НЕ НУЖНО. Ну, если сразу увидел что-то простое, что можно за минуту выучить (написать, решить, подчеркнуть), — тогда сделаешь. И если взял разгон и уже не остановиться, ну тогда еще что-то… Но лучше оставить на третий подход. Но вот же это, это вообще легкотня. А вообще-то планируется встать и пойти поесть. А вовсе не уроки… А эта задача не получается… не получается… не получается… Ну ладно, сейчас в ГДЗ решение посмотрю… А, так вот тут что было! Как же я не догадался-то!..

А теперь что — только английский и остался? Нет, его сейчас НЕ НУЖНО делать. Потом. Когда потом? Ну вот сейчас только Ленке позвоню… Почему это, пока я разговариваю с Ленкой, мне лезет в голову этот дурацкий английский? Гнать его поганой метлой! Еще! И еще! Ленка, а ты вот это сделала? А как? Я там чего-то не въехала… А, вот там как… Ага, записала… Но делать не буду! НЕ НУЖНО! А вдруг потом забуду, что поняла? Не, ну проще, конечно, его сейчас сделать, хотя я и не собиралась… И это что, получается, я уже все уроки сделала?! И времени еще не очень много? И никто меня не заставлял? Ай да я, молодец какая! Мама даже не поверила, что я уже все! А потом посмотрела, проверила и так обрадовалась!

Ну вот какую-то такую солянку и излагали мне отчитывавшиеся о результатах эксперимента мальчики и девочки (со 2-го по 10-й класс). С четвертого «подхода к снаряду» делали уроки практически все (многие — раньше, особенно маленькие).

Как это работает?

Ну, во-первых, для многих действительно труден сам инициационный момент. Сесть (усадить ребенка) за уроки. Потом, когда сели, все уже легче (если не само собой) идет. Вы зарядку пробовали когда-нибудь делать? Согласны, что труднее всего заставить себя начать? Редко кто уже встал в позу на коврике, поднял руки, вдохнул и — бросил все на середине упражнения. Если уж начал, сегодня доделает, скорее всего… Здесь то же самое. Провели без всякого принуждения подготовительные действия (я не буду делать уроки, я свободен на две недели, это такие условия эксперимента), первую ступеньку преодолели успешно, а дальше — уже включился стереотип или еще что вполне рефлекторное.

Во-вторых, вообще нет сопротивления (себе и родителям). Я не собираюсь делать уроки. Наоборот. То есть мне ничего не грозит. Эксперимент странного психолога освободил меня на время от заезженной семейной пластинки. Мне даже любопытно…

В-третьих, включается парадоксальная интенция. А чего это за маразм-то? Я вот разложил учебники, нашел задание, вот, уже вижу эти примеры, прикинул, как их решать, вот здесь сократить надо… И что — сейчас не запишу это, а пойду телек смотреть? Глупость какая-то! Никто же не обязывал меня только двойки эти две недели получать!.. Наоборот — вот все удивятся!

Это дети. Родители, конечно, в основном просто тихо млели от санкционированной психологом эмоциональной разгрузки.

Результат: у четырех детей успеваемость стала несколько хуже, но совершенно не катастрофически. У девяти — осталась в среднем на прежнем уровне (но уже без родительского давления).

Правда, почти у всех изменилась структура успеваемости: как-то вдруг стало ясно, какие предметы ребенку нравятся, какие даются легче, какие тяжелее (это понятно, ведь родители больше внимания и давления вкладывали в то, что идет хуже, и поэтому результаты там зачастую в итоге получались лучше. Сами дети, конечно, поступали наоборот)...

У двух детей (средние классы) успеваемость резко взлетела вверх, с двоек-троек на частые четверки и даже пятерки — чисто на парадоксальной интенции: вот видишь, я тебе говорил, что если ты от меня отстанешь, все будет зашибись! Я прав? Нет, вот ты теперь прямо здесь, у психолога, скажи, я прав?!

И еще один ребенок добровольно от эксперимента отказался на третий день и попросил родителей по-прежнему его заставлять садиться за уроки, ему так привычнее и проще, он от этого эксперимента нервничает и заснуть не может… Мама, узнав от меня об остальных результатах, тихо поплакала у меня в кабинете и ушла усаживать свое чадо дальше. Если ребенок просит…

Вот такая методика. Мне очень понравилась, честно сказать. Делюсь с читателями, уверена, что еще кому-то будет полезна.

А как вы приучаете ребенка делать уроки?

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

rebenok.by

33 способа усадить ребёнка за уроки, даже если ему не очень хочется, без обид, упрёков и нравоучений

Как часто родители не могут засадить ребёнка за уроки. А он как будто специально делает всё, чтобы не начинать делать их. Взрослые злятся, ребёнок обижается, но все равно не делает. Почему? У школьника есть три причины так вести себя.

Во-первых, детям часто не нравится, как мы их заставляем учиться, и они даже из чувства противоречия отказываются делать именно то, на чем мы настаиваем.

Во-вторых, дети устают в школе и не успевают отдохнуть. Если посчитать все время, которое дети проводят в школе и тратят на задания, иногда получается, что их рабочий день больше, чем у взрослого.

В-третьих, делать домашние задания ему просто не интересно. И как бы мы не уговаривали его, как бы не объясняли необходимость знаний, это действительно скучный процесс, очень часто непонятный, и ребёнку он не нравится. Ребёнок теряет силы, делая задания. Пытаясь увильнуть от этого, он неосознанно пытается защитить себя от дела, которое не даёт ему радости, но отбирает силы.

Поэтому для того, чтобы ребёнок начинал делать уроки с удовольствием, нам надо сначала решить три  задачи.

Первая задача — не заставить его учиться, а вдохновить, поднять его мотивацию. Помочь ребёнку самому захотеть учиться, почувствовать необходимость этого дела, понять, какую пользу дадут ему знания, как он сможет их применить, как грамотный человек может помогать людям. И тогда у ребёнка возникает естественное желание учиться, и к тому же  он начинает чувствовать удовольствие от самого процесса.

Вторая задача – внимательно понаблюдать за состоянием ребёнка и построить режим учёбы в соответствии с его активностью. Если нам и удастся засадить уставшего ребёнка за уроки, пользы от этого все равно будет немного. Лучше начинать любое дело в хорошем настроении, отдохнувшим, тогда и учиться будет легче.

Третья задача – научить его учиться, чтобы сам процесс знаний доставлял ему удовольствие, был лёгким и понятным и давал силы. Это как раз та задача, которую наши школы решить не в состоянии, но вы можете решить её вполне. И поверьте, это не так трудно, как на первый взгляд кажется. И мы обязательно узнаете, как решать все эти задачи, раз вы уже являетесь участниками клуба «Талантливый ребёнок». Этот клуб и создан для того, чтобы помогать вам и детям, и все это будет в наших будущих уроках.

А сегодня мы поговорим о том, как решать самую первую задачу, а именно, поднять мотивацию и самооценку ребёнку для того, чтобы ему самому захотелось принять решение учиться.

И делать это мы будем с помощью вопросов.

  • Как обычно происходит разговор со школьником, который не собирается делать уроки и тянет время до вечера, лишь бы попозже начать?
  • Что говорят ему взрослые? Надо учиться, чтобы получать хорошие оценки. Ты должен учиться, должен слушать. что тебе говорят взрослые. Не будешь учиться, получишь наказание, или тебя чего-нибудь лишат. Получишь пятёрку – получишь поощрение. Или ещё вариант. Я уже потратила на тебя все силы, а ты, бестолковый, все равно не учишься. Садись сейчас же!

В общем-то, не так много вариантов. И все они – самые обыкновенные манипуляции.

Взрослые просто используют свою силу, чтобы как-то заставить ребёнка слушать себя, не задумываясь, почему же ребёнок не слушает. А не слушает он потому, что ему это не очень понятно и не очень интересно. К тому же у ребёнка, которого часто ругают, очень низкая самооценка, и она ещё больше мешает ему учиться хорошо.

Сегодня без долгих объяснений предложу вам другой способ вести разговор с ребёнком.

В этом разговоре не будет уговоров, обид, обещаний, нотаций, наказаний и поощрений, а будут вопросы.

И, когда вы научитесь вести беседу с помощью вопросов, ребёнок начнёт вас слушать с интересом и будет более ответственно относиться к своим делам.

Почему я в этом уверена? Потому что знаю, что никто не любит, когда ему диктуют условия и заставляют что-то делать, и дети не исключение. Но все любят принимать решения сами и делать то, что им хочется. Вопросы, которые я предлагаю вам, как раз помогают детям принять собственное решение и начать делать так, как они сами решили. А нам только надо умело направить их мысли и помочь принять обдуманное решение, дальше дети все сделают сами.

Взрослый, освоивший мастерство задавания вопросов, всегда сможет умело подвести ребёнка к принятию осмысленного решения и при этом поднять самооценку ребёнка. Для того, чтобы  было проще понять, как задаются вопросы, я расположила их в таблице. Конечно, сразу научиться придумывать подходящие к ситуации вопросы нелегко. И мы будем обязательно этому учиться.

Но сегодня вы хотя бы увидите, сколько может быть  разных вариантов задать вопрос об учёбе, вместо того, чтобы в очередной раз проворчать: «Сколько раз тебе говорить, пора делать уроки!»

Вопрос – эмоция Вопрос — предложение Вопрос — предупреждение Вопрос – игра — перевёртыш
Интересно, ты не устал слушать одно и то же? Хочешь, я помогу тебе делать уроки? Какое задание  тебе сложнее всего делать Интересно, а твоей учительнице понравится, если ты не сделаешь уроки? А что она почувствует? Как ты думаешь, что она может сказать? А тебе это понравится? Хотела бы я знать, сколько ещё времени ты продержишься? Представляю, как тебе непросто. Уши  у тебя замечательные. И с такими ушами делать вид, что не слышишь! Но ты герой, все равно, не сдавайся. Я ещё раз десять повторю, а ты все равно не делай! Интересно, получится у тебя?
Наверное, тебе тяжело слушать, когда я всё время повторяю это. Давай, выберем предмет, с которого тебе лучше всего начать. С того, который легче, или с более сложного? Как ты себя почувствуешь, если получишь двойку за несделанные уроки? Если бы ты был мамой, а твой сын не делал уроки, что бы ты ему сказал?
Как ты думаешь, нравится мне тебя уговаривать? Что можно сделать, чтобы я не уставала, а ты сам делал свои дела? Как ты думаешь, лучше начать вместе со мной, или ты сам справишься? Как ты объяснишь учительнице,  что ты не доделал задание? И что она тебе ответит? Давай, поиграем в школу. Ты будешь учителем и  объяснишь мне это задание, как будто  я совсем маленькая. Сможешь рассказать мне понятно?
Как ты думаешь, что можно сделать, чтобы обрадовать учительницу! Что ей будет приятно?

Ей будет нравиться, когда дети делают все задания и все знают?

Как ты будешь себя чувствовать, когда ты будешь взрослым и окажется, что ты не умеешь решать  простых задач за второй класс? Если бы ты был учителем, сколько упражнений ты задал бы ребятам, чтобы они точно научились решать эти примеры. Как ты думаешь, одного упражнения хватит?
Интересно, если бы был супергерой, те было бы легко начать делать домашку или трудно?

За сколько времени ты бы её сделал?

В лесной школе есть учитель – мишка. Как он объяснит зайчикам эту задачу, чтобы они поняли?
Вопрос — подсказка Вопрос — вызов Вопрос — выбор Вопрос — размышление
Я тебе напоминаю про уроки, а ты никак не начнёшь. Подскажи, пожалуйста, как же мне сказать тебе, чтобы ты всё-таки начал их делать? Интересно, сможешь ли ты решить все задачи сегодня всего за двадцать минут? Выбор из двух вариантов.

Когда тебе лучше начать уроки, сейчас или после прогулки?

После прогулки ты будешь отдохнувший, и заниматься будет легче. Только давай точно назначим время, когда ты начнёшь.  Может быть, будильник поставим?

Можешь ли ты понятно объяснить мне, почему тебе обязательно надо начать делать уроки поздней ночью, когда голова уже хочет спать?
Может быть, сейчас ты устал, и тебе не хочется делать уроки? А когда тебе захочется? Сколько времени тебе нужно на отдых?
Интересно, сколько ты сегодня сможешь решить задач? Выбор из трёх вариантов.

Когда тебе лучше начать, сейчас или после, или, может быть, завтра утром пораньше встанешь?

Как бы ты помог мне начать делать уроки, если бы мне совсем не хотелось ничего делать, а хотелось только гулять? Такой же вариант с игрушками. Как зайка объяснит друзьям, что им пора делать уроки?
Может быть, лучше начать не с математики, которую ты легко делаешь, а с русского? Сначала преодолеешь трудное дело, а лёгкое потом? Мне бы хотелось быть уверенной, что ты действительно начнёшь вовремя. Что ты сделаешь для того, чтобы это действительно получилось? Т ы уверен, что у тебя это получится? Выбор  варианта даётся ребёнку.

Когда лучше начать делать уроки, сейчас, после обеда или ты можешь предложить ещё вариант?

Сможешь ли ты решать большие задачи в жизни и помогать людям, если сейчас боишься  начать дело, которое кажется тебе трудным? Как ты думаешь, легко ли быть капитаном, космонавтом, лётчиком, учителем, врачом?
Давай, придумаем дело, которое тебе придётся выполнить в случае, если ты не выполнишь своё обещание.  Это  не наказание, это стимул к тому, чтобы быть более внимательным.  Дело должен придумать сам ребёнок, и оно должно быть ощутимым и большим. То есть, ребёнок заранее решает, что ему придётся выполнить, если он не выполнит основного обещания.
Интересно, что бы было с больными, если бы врач не захотел лечить их вовремя, а только потом, когда ему захочется?
Представляешь, что бы получилось, если бы машинист  вёл поезд с пассажирами, а потом ему вдруг расхотелось работать?

Или повар в школьной столовой вдруг не захотел готовить всем завтрак?

Автор статьи Ольга Бологова

mesto-sily.club

Как усадить ребенка за уроки без нервов

Экология жизни. Дети: «Не хочу учиться!» Именно с этой проблемой ко мне приходит почти четверть моих клиентов. Ребенок уже в младших классах не хочет учиться. Не усадить за уроки. Если все-таки усаживается, все время отвлекается и всё делает тяп-ляп. Ему вечно ничего не задано. На приготовление уроков тратится страшно много времени, и в результате ребенок не успевает погулять, поиграть, сходить в какой-то кружок, заняться еще чем-нибудь полезным и интересным.

«Не хочу учиться!» Именно с этой проблемой ко мне приходит почти четверть моих клиентов.

Ребенок уже в младших классах не хочет учиться. Не усадить за уроки. Если все-таки усаживается, все время отвлекается и всё делает тяп-ляп.

Ему вечно ничего не задано. На приготовление уроков тратится страшно много времени, и в результате ребенок не успевает погулять, поиграть, сходить в какой-то кружок, заняться еще чем-нибудь полезным и интересным.

Вот схема, которую я использую в этих случаях.

Ищу в медицинской карточке с самого начала, есть ли (была ли) какая-нибудь неврология. Буквы ПЭП, ППЦНС или еще что-нибудь в этом роде.

Выясняю у родителей, что у нас с честолюбием. Отдельно — у ребенка (переживает он хоть немного за ошибки и двойки, или ему совершенно все равно) и отдельно — у самих родителей (сколько раз в неделю они рассказывают ребенку, что учеба — это его работа и кем и как он должен стать путем тщательного приготовления уроков).

Подробно расспрашиваю, кто и как отвечает за это самое приготовление уроков. (Хотите верьте, хотите нет, но в тех семьях, где все пущено на «самотек», проблем с уроками, как правило, и нет. Хотя, конечно, есть другие.)

Как могу, объясняю родителям, что это именно им (и учителям) нужно, чтобы ребенок-младшеклассник готовил уроки. Ему самому это низачем не нужно. Вообще. Он бы поиграл лучше. Взрослая мотивация («Я должен сейчас сделать неинтересное это, чтобы потом, несколько лет спустя…») появляется у детей никак не раньше пятнадцати лет. Детская мотивация («Хочу быть хорошим, чтобы мама/Марья Петровна похвалила») обычно исчерпывает себя к 9–10 годам. Иногда, если ее очень эксплуатируют, — раньше.

Что делать?

Тренируем волю. Если соответствующие неврологические буквы в карточке обнаружились, стало быть, у ребенка собственные волевые механизмы слегка (или даже сильно) ослаблены, и родителю всяко придется над ним некоторое время «зависать» — по показаниям, вроде таблеток. Иногда просто достаточно держать руку у ребятенка на голове, на макушечке — и он в этом положении за двадцать минут все задания (как правило, небольшие) благополучно сделает. А вот надеяться, что он их все в школе запишет, не стоит ни разу.

Поэтому нужно сразу завести альтернативный канал информации. Вы сами знаете, что вашему ребенку задали, — и хорошо. Но волевые механизмы нужно развивать и тренировать, иначе они так никогда и не заработают. Поэтому регулярно (например, раз в месяц) следует немного «отползать» со словами: «О, сын мой (дочь моя)! Может, ты уже стал так могуч, взросл, умен и т. д., что сможешь сам переписать упражнение? А задания к нему сделаем вместе?.. Сможешь сам встать в школу по будильнику?.. Сможешь решить столбик примеров?». Если не получилось: «Ну что ж, пока недостаточно могуч. Попробуем еще раз через месяц». Если получилось — ура!

Проводим эксперимент. Если тревожных букв в медицинской карточке нет, а ребенок вроде бы честолюбив, можно провести эксперимент. «Отползти» много существеннее, чем описано в предыдущем пункте, и дать ребенку «взвеситься» на весах бытия: «Что могу я сам?». Если нахватает двоек и даже пару раз в школу опоздает — ничего страшного. Тут что важно?

Это эксперимент, не мстительный («Вот я тебе сейчас покажу, что ты без меня!..»), а дружелюбный («А вот давайте посмотрим…»). Ребенка никто ни за что не ругает, но вот малейшие успехи поощряют и закрепляют за ним в пользование: «Отлично, оказывается, мне не надо больше вот тут над тобой стоять! Это была моя ошибка. Но как я рада, что все выяснилось!». Надо помнить: никакие теоретические «договоры» с младшими школьниками не работают, только практика.

Это Вам будет интересно:

Стоит ли сохранять брак ради детей

7 принципов сильной матери, которым нужно научить свою дочь

Ищем альтернативу. Если нет ни медицинских букв, ни честолюбия (у ребенка), то надо школу пока оставить, учиться как есть и искать ресурс вовне — то, что ребенку интересно и что у него получается. Для каждого что-то такое есть. Если ребенок где-то будет комфортен и успешен, то школе от этих щедрот тоже достанется — от грамотного повышения самооценки все дети становятся чуть ответственнее.

Меняем установки. Если у ребенка есть буквы, а у родителей — честолюбие («дворовая школа — это не для нас, только гимназия с усиленной математикой!»), то ребенка оставляем в покое и работаем с родителями.

Таков тот алгоритм, который обычно предлагаю родителям я сама.опубликовано econet.ru 

Автор: Екатерина Мурашова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

Вот как усадить ребенка за уроки без истерик: 4 гениальных способа психолога

Ребенок уже в младших классах не хочет учиться. Не усадить за уроки. Если все-таки усаживается, все время отвлекается и всё делает тяп-ляп.

Петя, кончай маяться дурью, пора за уроки садиться. — Сейчас, я еще немного поиграю… — Петя, ну что это за игра — бегать за кошкой! — в голосе матери слышится раздражение. — Тебе же не три года, а почти десять! — Так я бы в компьютер поиграл, — живо откликается вихрастый, конопатый Петя. — Да ты мне не разрешаешь! — Компьютер — это тебе вредно для глаз! — наставительно говорит мать. — Доктор в поликлинике сказал: не больше получаса в день. И в Интернете я тоже читала… — А я полчаса! Вот полчаса, и всё! — лукавая Петина мордочка становится по-кошачьи умильной (тесное общение с кошкой явно не проходит даром). — Мамочка, можно? — Сначала нужно сделать уроки. — Тогда я еще поиграю… — Хватит тянуть резину! — уже почти выходит из себя мать. — Так можно опять до вечера проваландаться! Сел, сделал — и занимайся потом чем хочешь! Хоть рисуй, хоть книжку читай, хоть модель собирай, которую папа тебе купил… — А она не собирается… — Да ты и не пробовал толком! Начал и бросил, как и всё, что ты делаешь! — У меня правда не получается! Она сложная, я хочу, чтоб папа мне помог… — Я, может быть, тоже хочу, чтобы папа мне помог, да где он? Где? — повышает голос мать. — Вот чтобы он вспомнил, что у него есть сын, и тебе сказал наконец по-мужски, что сначала надо дело сделать, а уже потом… Садись за уроки, я тебе сказала! — Мам, а можно я творожок сначала съем, а потом уже сразу… Что-то есть хочется… — Уроки! — орет мать. — Ты полтора часа назад обедал! Бери учебники и садись за стол, я тебе сказала! Иначе я не знаю, что с тобой сделаю… — Сейчас, сейчас, только водички попью… и в туалет схожу… Спустя час. — Ну что, ты сделал упражнение? Еще не переписал? Да чего там переписывать, там же восемь строчек всего!.. Почему у тебя опять машинки на столе?! (машинки летят в угол). Сколько раз можно говорить: игра — игрой, а уроки — уроками! Что же мне, над тобой безотлучно стоять, как в первом классе?! Как будто у меня своих дел нет… — Ага, — кивает Петя. — Ты постой, пожалуй. А какую букву тут вставить? — Ты сам должен знать! Мы с тобой позавчера полдня правило учили. — А я забыл. — А ты вспомни. Или пролистай параграф и в учебнике прочти. — Ты мне лучше скажи, и всё. От безмятежности сыновьей физиономии у матери начинают трястись руки. Она сдерживается из последних сил, так как знает, что орать на детей — непедагогично. Спустя еще час. — Ты что, ответы в этих примерах с потолка писал? — Нет, я решал. — Да как же ты решал, если у тебя пять плюс три получается четыре?! — А… Это я не заметил… — А что задача? — Да я не знаю, как ее решать. Давай вместе. — А ты вообще пробовал? Или в окно смотрел и с кошкой играл? — Конечно, пробовал, — с обидой возражает Петя. — Сто раз. — Покажи листочек, где ты решения писал. — А я в уме пробовал… Спустя еще час. — А что вам по английскому задали? Почему у тебя ничего не записано? — Ничего не задали. — Так не бывает. Нас Марья Петровна специально на собрании предупреждала: я даю задание на дом на каждом уроке! — А в этот раз не задала. Потому что у нее голова болела. — С чего это вдруг? — А у нее собака на прогулке сбежала… Беленькая такая… С хвостиком… — Прекрати мне врать! — визжит мать. — Раз не записал задание, садись и делай подряд все задания к этому уроку! — Не буду я, нам не задавали! — Будешь, я сказала!

— Не буду! — Петя швыряет тетрадь, вслед летит учебник. Мать хватает его за плечи и трясет с каким-то почти нечленораздельным злобным бормотанием, в котором угадываются слова: «уроки», «работа», «школа», «дворник» и «твой отец».

Потом оба плачут в разных комнатах. Потом мирятся. На следующий день всё повторяется сначала.

Не хочу учиться

Именно с этой проблемой ко мне приходит почти четверть моих клиентов.

Ребенок уже в младших классах не хочет учиться. Не усадить за уроки. Если все-таки усаживается, все время отвлекается и всё делает тяп-ляп.

Ему вечно ничего не задано. На приготовление уроков тратится страшно много времени, и в результате ребенок не успевает погулять, поиграть, сходить в какой-то кружок, заняться еще чем-нибудь полезным и интересным.

Вот схема, которую я использую в этих случаях.

Ищу в медицинской карточке с самого начала, есть ли (была ли) какая-нибудь неврология. Буквы ПЭП, ППЦНС или еще что-нибудь в этом роде.

Выясняю у родителей, что у нас с честолюбием. Отдельно — у ребенка (переживает он хоть немного за ошибки и двойки, или ему совершенно все равно) и отдельно — у самих родителей (сколько раз в неделю они рассказывают ребенку, что учеба — это его работа и кем и как он должен стать путем тщательного приготовления уроков).

Подробно расспрашиваю, кто и как отвечает за это самое приготовление уроков. (Хотите верьте, хотите нет, но в тех семьях, где все пущено на «самотек», проблем с уроками, как правило, и нет. Хотя, конечно, есть другие.)

Как могу, объясняю родителям, что это именно им (и учителям) нужно, чтобы ребенок-младшеклассник готовил уроки. Ему самому это низачем не нужно. Вообще. Он бы поиграл лучше. Взрослая мотивация («Я должен сейчас сделать неинтересное это, чтобы потом, несколько лет спустя…») появляется у детей никак не раньше пятнадцати лет. Детская мотивация («Хочу быть хорошим, чтобы мама/Марья Петровна похвалила») обычно исчерпывает себя к 9–10 годам. Иногда, если ее очень эксплуатируют, — раньше.

Что делать?

Тренируем волю. Если соответствующие неврологические буквы в карточке обнаружились, стало быть, у ребенка собственные волевые механизмы слегка (или даже сильно) ослаблены, и родителю всяко придется над ним некоторое время «зависать» — по показаниям, вроде таблеток. Иногда просто достаточно держать руку у ребятенка на голове, на макушечке — и он в этом положении за двадцать минут все задания (как правило, небольшие) благополучно сделает. А вот надеяться, что он их все в школе запишет, не стоит ни разу. Поэтому нужно сразу завести альтернативный канал информации. Вы сами знаете, что вашему ребенку задали, — и хорошо. Но волевые механизмы нужно развивать и тренировать, иначе они так никогда и не заработают. Поэтому регулярно (например, раз в месяц) следует немного «отползать» со словами: «О, сын мой (дочь моя)! Может, ты уже стал так могуч, взросл, умен и т.д., что сможешь сам переписать упражнение? А задания к нему сделаем вместе?.. Сможешь сам встать в школу по будильнику?.. Сможешь решить столбик примеров?». Если не получилось: «Ну что ж, пока недостаточно могуч. Попробуем еще раз через месяц». Если получилось — ура!

Проводим эксперимент. Если тревожных букв в медицинской карточке нет, а ребенок вроде бы честолюбив, можно провести эксперимент. «Отползти» много существеннее, чем описано в предыдущем пункте, и дать ребенку «взвеситься» на весах бытия: «Что могу я сам?». Если нахватает двоек и даже пару раз в школу опоздает — ничего страшного.Тут что важно? Это эксперимент, не мстительный («Вот я тебе сейчас покажу, что ты без меня!..»), а дружелюбный («А вот давайте посмотрим…»). Ребенка никто ни за что не ругает, но вот малейшие успехи поощряют и закрепляют за ним в пользование: «Отлично, оказывается, мне не надо больше вот тут над тобой стоять! Это была моя ошибка. Но как я рада, что все выяснилось!». Надо помнить: никакие теоретические «договоры» с младшими школьниками не работают, только практика.

Ищем альтернативу. Если нет ни медицинских букв, ни честолюбия (у ребенка), то надо школу пока оставить, учиться как есть и искать ресурс вовне — то, что ребенку интересно и что у него получается. Для каждого что-то такое есть. Если ребенок где-то будет комфортен и успешен, то школе от этих щедрот тоже достанется — от грамотного повышения самооценки все дети становятся чуть ответственнее.

Меняем установки. Если у ребенка есть буквы, а у родителей — честолюбие («дворовая школа — это не для нас, только гимназия с усиленной математикой!»), то ребенка оставляем в покое и работаем с родителями.

Таков тот алгоритм, который обычно предлагаю родителям «Пети» я сама. Но среди наших читателей есть еще и педагоги, и психологи. Может быть, они захотят что-то оспорить или, наоборот, добавить или уточнить? Ведь проблема более чем распространенная, и их опыт наверняка многим пойдет на пользу.

Подпишись на наш Telegram. Присылаем лишь популярные статьи!

Источник

lifedeeper.ru

«Не хочу учиться!»: 4 действенных способа усадить ребенка за уроки Интернет-журнал Pandaland

Многие родители школьников с ужасом ждут вечера, и в голове с утра у них крутится одна фраза «Опять домашка!»: вот снова ребенок ни в какую не хочет браться за учебники и тетрадки, нахально заявляя, что «нам ничего не задали». Естественно, это не так, уроки делать нужно, а дитё ленится или боится. Или и то, и другое. Давайте попробуем изменить ситуацию, изучив советы от психологов, которые рекомендуют не запугивать ребенка или заставлять садиться за книжки, а действовать несколько иначе. Как? Ответ – в нашей статье.

Психологи говорят, что мамы и папы чаще всего обращаются к ним именно с этой проблемой: школьник не испытывает ни малейшего желания делать домашнее задание, а если и делает, то как попало, постоянно отвлекась на телефоны и телевизоры. И даже если родителям удается настоять на более тщательном подходе к выполнению уроков, это занимает у чада колоссальное количество времени, что у него попросту не остается сил на прогулки, хобби или выполнение других обязанностей.

Что же делать? Как усадить ребенка за уроки? Рассмотрим 4 эффективных совета.

Тренируем волю

Не у всех детей сразу сформирована сила воли, поэтому нужно, чтобы родители первое время помогали тренировать ее, немного помогая ребенку с выполнением домашнего задания. Не обязательно решать все задачки самостоятельно или переписывать в чистовик все за школьника. Иногда можно просто присутствовать рядом с чадом, участливо поглаживать по голове и хвалить за любое мало-мальски успешное продвижение в уроках. Красиво переписал текст – молодец, решил в уме пример – умница! Ребенок, видя, что атмосфера дома не накалена и в целом родители спокойны, не скупятся на поддержку и похвалу, начнет делать уроки быстрее и с явным желанием.

Первое время узнавайте о заданных домашних заданиях, затем постепенно поручайте это самому ребенку. Тренируйте в нем волю, иначе он постоянно будет надеяться на маму или папу.

Когда увидите первые позитивные сдвиги в выполнении школьных уроков, понемногу оставляйте малыша наедине с учебниками, сказав: «Солнышко, может, ты стал уже таким самостоятельным и взрослым, что сам легко сможешь сделать это упражнение? Сможешь написать (решить, нарисовать)?» Если у юного ученика еще не все сразу получилось, то не корите его, а поддержите: «Ничего страшного, пока не получилось, но в другой раз попробуем, и ты точно справишься!» А если же малыш справился сразу – не жалейте хвалебных слов, радуйтесь и целуйте его!

Проведите эксперимент

Если же ребенок достаточно волевой и имеет толику честолюбия, то можете провести небольшой эксперимент. Этот эксперимент вовсе не негативный, и ни в коем случае не должен проводиться из желания проучить ребенка, а напротив, такой опыт позволит еще больше «прокачать» его волевые механизмы.

Когда пришло время выполнения домашнего задания, оставьте малыша наедине с уроками более существенно, чем написано выше.

Пусть он все сделает сам, даже если неправильно и не так аккуратно, как вам хотелось бы. Не ругайте его, а успехи активно замечайте и поощряйте: «Умничка, ты такой талантливый! Все у тебя получается на «отлично!» Я очень рада, что ты сделал уроки самостоятельно!». Помните о том, что мало просто прочитать этот  совет и отложить в долгий ящик: практика и еще раз практика! Тренируйтесь и сами проявлять по отношению к ребенку больше такта и терпения.

Ищите альтернативу

Если вы видите, что у вашего ребенка никак не просыпается интерес к школьным урокам, и пока что отсутствует честолюбие – не пугайтесь и не тащите его к детским психологам с причитаниями и плачем. Просто пока что примите его поведение как данность, и отложите успехи в школе на некоторое время подальше. Пусть учится, как получается, а вы сами ищите другие варианты, которые могут его заинтересовать.

Исходите из того, что у него уже хорошо получается, ведь у любого ребенка есть явные и скрытые таланты. Это может быть: отличное чтение стихотворений, умение красиво танцевать, играть в спортивные игры и так далее. Если ваше чадо почувствует себя увереннее и комфортнее при выполнении какой-то задачи, то и в учебе его дела пойдут успешнее. Повысив свою самооценку, ребенок станет более ответственнее и, возможно, у него даже проснется азарт к школьным урокам!

Меняйте установки

Это касается чересчур честолюбивых родителей. Они могут знать, что ребенок не обладает волевым характером, но при этом хотят, чтобы он учился в «лучшей гимназии с тремя иностранными языками», и совершенно не прилагают усилий на смену собственных установок и найм репетиторов. Главный совет: нужно просто остановиться!

Не тюкайте ребенка, займитесь сменой приоритетов и обратите внимание на свое поведение – не слишком ли вы требовательны? Ребенок тонко чувствует искреннее отношение к себе: хотят ли родители, чтобы он действительно чему-то научился или это просто желание «утереть всем нос» наподобие: «А вот мой Санжарик на одни «пятерки» учится, не то, что сынок у соседки Кати!»

Дорогие родители, желаем вам легкого учебного года! Помните, что детям важны не оценки в школе, а знания, которые они получают! Хвалите их за любые успехи, взращивайте чувство ответственности, и вы увидите, что учеба начнет вызывать в них лишь приятные эмоции!

pandaland.kz

Как усадить ребенка за уроки?

Для многих родителей самое трудное в школьном периоде — это домашние задания, потому что детей нужно дисциплинировать, усаживать за уроки и тратить на это свои силы.

В этой статье мы собрали 5 советов, которые помогают усадить детей за домашнюю работу.

1. Превращение домашних заданий в задачу, которую надо решить, оставив способ решения и время решения ребенку.

Вы задаете границы, например: “сегодня надо сделать уроки по русскому языку и математике, уроки должны быть сделаны до 21:00” и делегируете выполнение задачи ребенку.

Можно иногда напоминать ему, что эта задача есть, но нельзя сужать границы, если уж делегировали выполнение до 21:00, то не надо в 18:00 влетать в комнату к ребенку и говорить — что почему ты еще не за уроками. Он сам решает, когда их делать.

2. Дать возможность самому выбирать последовательность выполнения уроков

Русский или математика, технология или английский. Ребенок сам может выбрать с чего ему начать. Возможно он начнет с простых уроков, возможно с самых сложных

3. Сделать вместе с ребенком расписание

График, когда ребенок делает уроки и просто напоминать ему, что пришло время выполнять домашние задания. Важно, расписание должно быть регулярны

4. Придумать ритуал перед домашним заданием,

Событие, которое будет настраивать его на уроки (например песня или игра “Муха в кубе»)

Вот в этом видео мы собрали несколько ритуалов, которые помогут Вам

5. Использовать специальное место, которое используется только для выполнения домашних заданий.

Желательно чтобы в этом месте ребенок был полностью отключен от внешних раздражителей(телевизор, радио, компьютер, братья и сестры)

Ну и самое главное правило — все действия выше должны быть регулярными и повторяемыми

Если у ребенка есть расписание выполнения домашних заданий, специальное место, в котором он только делает уроки, ритуал перед уроками и понимание, что задачу нужно выполнить — сесть за уроки больше не будет проблемой

Проблемы начинаются после, когда ребенок не понял тему или не понимает задание, боится ошибиться или сделать не так, как говорит учитель и когда мама объясняет “не так, как нас учили в школе”

О том, как легко решать эти проблемы, а также о том, что мы сейчас используем, находясь на семейном обучении и какие фишки мы придумали с детьми, мы поговорим в этот четверг на встрече

“Как помочь ребенку с домашними заданиями”, которая пройдет 22 сентября в 18:00

На ней вы узнаете

  • Наилегчайший способ легко усадить ребенка за уроки
  • Простую технику мотивации детей к учебе
  • Эффективные упражнения, с помощью которых ребенок будет красиво и быстро писать
  • Техники эффективного обучения, которые облегчают обучение в школе в несколько раз
  • Практические приемы помощи детям в школьных предметах

Присоединяйтесь к нам прямо сейчас..

Вам понравилась статья? Сохраните себе на стену, чтобы не потерять

gladtolearn.ru

Как усадить ребенка за уроки без нервов

— Петя, кончай маяться дурью, пора за уроки садиться.

— Сейчас, я еще немного поиграю…

— Петя, ну что это за игра — бегать за кошкой! — в голосе матери слышится раздражение. — Тебе же не три года, а почти десять!

— Так я бы в компьютер поиграл, — живо откликается вихрастый, конопатый Петя. — Да ты мне не разрешаешь!

— Компьютер — это тебе вредно для глаз! — наставительно говорит мать. — Доктор в поликлинике сказал: не больше получаса в день. И в Интернете я тоже читала…

— А я полчаса! Вот полчаса, и всё! — лукавая Петина мордочка становится по-кошачьи умильной (тесное общение с кошкой явно не проходит даром). — Мамочка, можно?

— Сначала нужно сделать уроки.

— Тогда я еще поиграю…

— Хватит тянуть резину! — уже почти выходит из себя мать. — Так можно опять до вечера проваландаться! Сел, сделал — и занимайся потом чем хочешь! Хоть рисуй, хоть книжку читай, хоть модель собирай, которую папа тебе купил…

— А она не собирается…

— Да ты и не пробовал толком! Начал и бросил, как и всё, что ты делаешь!

— У меня правда не получается! Она сложная, я хочу, чтоб папа мне помог…

— Я, может быть, тоже хочу, чтобы папа мне помог, да где он? Где? — повышает голос мать. — Вот чтобы он вспомнил, что у него есть сын, и тебе сказал наконец по-мужски, что сначала надо дело сделать, а уже потом… Садись за уроки, я тебе сказала!

— Мам, а можно я творожок сначала съем, а потом уже сразу… Что-то есть хочется…

— Уроки! — орет мать. — Ты полтора часа назад обедал! Бери учебники и садись за стол, я тебе сказала! Иначе я не знаю, что с тобой сделаю…

— Сейчас, сейчас, только водички попью… и в туалет схожу…

Спустя час.

— Ну что, ты сделал упражнение? Еще не переписал? Да чего там переписывать, там же восемь строчек всего!.. Почему у тебя опять машинки на столе?! (машинки летят в угол). Сколько раз можно говорить: игра — игрой, а уроки — уроками! Что же мне, над тобой безотлучно стоять, как в первом классе?! Как будто у меня своих дел нет…

— Ага, — кивает Петя. — Ты постой, пожалуй. А какую букву тут вставить?

— Ты сам должен знать! Мы с тобой позавчера полдня правило учили.

— А я забыл.

— А ты вспомни. Или пролистай параграф и в учебнике прочти.

— Ты мне лучше скажи, и всё.

От безмятежности сыновьей физиономии у матери начинают трястись руки. Она сдерживается из последних сил, так как знает, что орать на детей — непедагогично.

Спустя еще час.

— Ты что, ответы в этих примерах с потолка писал?

— Нет, я решал.

— Да как же ты решал, если у тебя пять плюс три получается четыре?!

— А… Это я не заметил…

— А что задача?

— Да я не знаю, как ее решать. Давай вместе.

— А ты вообще пробовал? Или в окно смотрел и с кошкой играл?

— Конечно, пробовал, — с обидой возражает Петя. — Сто раз.

— Покажи листочек, где ты решения писал.

— А я в уме пробовал…

Спустя еще час.

— А что вам по английскому задали? Почему у тебя ничего не записано?

— Ничего не задали.

— Так не бывает. Нас Марья Петровна специально на собрании предупреждала: я даю задание на дом на каждом уроке!

— А в этот раз не задала. Потому что у нее голова болела.

— С чего это вдруг?

— А у нее собака на прогулке сбежала… Беленькая такая… С хвостиком…

— Прекрати мне врать! — визжит мать. — Раз не записал задание, садись и делай подряд все задания к этому уроку!

— Не буду я, нам не задавали!

— Будешь, я сказала!

— Не буду! — Петя швыряет тетрадь, вслед летит учебник. Мать хватает его за плечи и трясет с каким-то почти нечленораздельным злобным бормотанием, в котором угадываются слова: «уроки», «работа», «школа», «дворник» и «твой отец».

Потом оба плачут в разных комнатах. Потом мирятся. На следующий день всё повторяется сначала.

Не хочу учиться

Именно с этой проблемой ко мне приходит почти четверть моих клиентов. Ребенок уже в младших классах не хочет учиться. Не усадить за уроки. Если все-таки усаживается, все время отвлекается и всё делает тяп-ляп.

Ему вечно ничего не задано. На приготовление уроков тратится страшно много времени, и в результате ребенок не успевает погулять, поиграть, сходить в какой-то кружок, заняться еще чем-нибудь полезным и интересным.

Вот схема, которую я использую в этих случаях

1. Ищу в медицинской карточке с самого начала, есть ли (была ли) какая-нибудь неврология. Буквы ПЭП, ППЦНС или еще что-нибудь в этом роде.

2. Выясняю у родителей, что у нас с честолюбием. Отдельно — у ребенка (переживает он хоть немного за ошибки и двойки, или ему совершенно все равно) и отдельно — у самих родителей (сколько раз в неделю они рассказывают ребенку, что учеба — это его работа и кем и как он должен стать путем тщательного приготовления уроков).

3. Подробно расспрашиваю, кто и как отвечает за это самое приготовление уроков. (Хотите верьте, хотите нет, но в тех семьях, где все пущено на «самотек», проблем с уроками, как правило, и нет. Хотя, конечно, есть другие.)

4. Как могу, объясняю родителям, что это именно им (и учителям) нужно, чтобы ребенок-младшеклассник готовил уроки. Ему самому это низачем не нужно. Вообще. Он бы поиграл лучше. Взрослая мотивация («Я должен сейчас сделать неинтересное это, чтобы потом, несколько лет спустя…») появляется у детей никак не раньше пятнадцати лет. Детская мотивация («Хочу быть хорошим, чтобы мама/Марья Петровна похвалила») обычно исчерпывает себя к 9–10 годам. Иногда, если ее очень эксплуатируют, — раньше.

Что делать?

1. Тренируем волю. Если соответствующие неврологические буквы в карточке обнаружились, стало быть, у ребенка собственные волевые механизмы слегка (или даже сильно) ослаблены, и родителю всяко придется над ним некоторое время «зависать» — по показаниям, вроде таблеток. Иногда просто достаточно держать руку у ребятенка на голове, на макушечке — и он в этом положении за двадцать минут все задания (как правило, небольшие) благополучно сделает. А вот надеяться, что он их все в школе запишет, не стоит ни разу.

Поэтому нужно сразу завести альтернативный канал информации. Вы сами знаете, что вашему ребенку задали, — и хорошо. Но волевые механизмы нужно развивать и тренировать, иначе они так никогда и не заработают. Поэтому регулярно (например, раз в месяц) следует немного «отползать» со словами: «О, сын мой (дочь моя)! Может, ты уже стал так могуч, взросл, умен и т.д., что сможешь сам переписать упражнение? А задания к нему сделаем вместе?.. Сможешь сам встать в школу по будильнику?.. Сможешь решить столбик примеров?». Если не получилось: «Ну что ж, пока недостаточно могуч. Попробуем еще раз через месяц». Если получилось — ура!

2. Проводим эксперимент. Если тревожных букв в медицинской карточке нет, а ребенок вроде бы честолюбив, можно провести эксперимент. «Отползти» много существеннее, чем описано в предыдущем пункте, и дать ребенку «взвеситься» на весах бытия: «Что могу я сам?».

Если нахватает двоек и даже пару раз в школу опоздает — ничего страшного.Тут что важно? Это эксперимент, не мстительный («Вот я тебе сейчас покажу, что ты без меня!..»), а дружелюбный («А вот давайте посмотрим…»). Ребенка никто ни за что не ругает, но вот малейшие успехи поощряют и закрепляют за ним в пользование: «Отлично, оказывается, мне не надо больше вот тут над тобой стоять! Это была моя ошибка. Но как я рада, что все выяснилось!». Надо помнить: никакие теоретические «договоры» с младшими школьниками не работают, только практика.

3. Ищем альтернативу. Если нет ни медицинских букв, ни честолюбия (у ребенка), то надо школу пока оставить, учиться как есть и искать ресурс вовне — то, что ребенку интересно и что у него получается. Для каждого что-то такое есть. Если ребенок где-то будет комфортен и успешен, то школе от этих щедрот тоже достанется — от грамотного повышения самооценки все дети становятся чуть ответственнее.

4. Меняем установки. Если у ребенка есть буквы, а у родителей — честолюбие («дворовая школа — это не для нас, только гимназия с усиленной математикой!»), то ребенка оставляем в покое и работаем с родителями.

Таков тот алгоритм, который обычно предлагаю родителям «Пети» я сама. Но среди наших читателей есть еще и педагоги, и психологи. Может быть, они захотят что-то оспорить или, наоборот, добавить или уточнить? Ведь проблема более чем распространенная, и их опыт наверняка многим пойдет на пользу.

Из книги “Все мы родом из детства” Екатерина Мурашова. Взято тут.

chipolinka.ru


Смотрите также